[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 2001 год ] [ "Экономика и Время" ] [ поиск ]

Экономика и Время No 47(384),

Деревом каменную стену не пробьешь

На проходившем в Петербурге Международном лесопромышленном форуме руководители нашего ЛПК уже в третий раз бились над одним и тем же вопросом: как сделать так, чтобы государство повернулось к ним лицом?

Началось же все это еще в декабре 1991 года, когда вышел первый список с пореформенным перечнем товаров, облагающихся экспортными пошлинами. За круглую древесину была назначена пошлина в размере 45 ЭКЮ за кубометр, при том что цена баланса в то время равнялась 30 ЭКЮ.

Постановление через несколько недель отменили. Но начало было положено. Изменились таможенные пошлины.

Заколдованные 5 евро

Верхом чиновничьего произвола стало изменение таможенных пошлин в декабре 1999 года. До этого с начала года постановлением правительства их определили на уровне 5% от цены древесины. В июле решение продлили. И вдруг к концу года, когда все лесопромышленники уже заключили договоры, пошлины меняются. Они становятся 5 евро. Причем на все виды древесины.

В итоге на пиловочник пошлины поднимаются в два раза, на баланс - в 4-6 раз, на горбыль - в 15 раз, на дрова - в 50 раз. То есть чем сложнее продать за границу этот вид древесины, тем большая относительно его цены была установлена пошлина! К чему это привело, известно. Российские лесопромышленники лишились возможности экспортировать значительную часть своей продукции. Предприятия потеряли оборотные средства, а государство - налоги. Теперь таможенные пошлины опять понижены. На пиловочник они, например, составляют 2,5 евро. Вот только ущерб уже не восполнить. За полтора года рентабельность лесозаготовительных предприятий упала в два-три раза. Как раз в тот период, когда ЛПК был на подъеме и шло его техническое перевооружение. То есть отечественные предприятия лесной промышленности лишились возможности закупать технику.

Но может быть, правительство России стремится таким образом остановить вывоз круглого леса, чтобы древесина перерабатывалась в стране? Тогда логично было бы ожидать невысоких ввозных пошлин на оборудование. Ведь не секрет, что в России хороших лесопильных станков не производят.

Однако импортные пошлины тоже выросли за последние пять лет с 5 до 20%. Но и это еще не все. Пошлины на экспорт пиломатериалов у нас больше, чем на круглую древесину. При этом на горбыль, отходы лесопиления, которые и так сбыть нелегко, пошлины установлены все те же - заколдованные 5 евро. Отдельная тема - транспортный вопрос. Здесь нормы и правила меняются еще быстрее. Например, у трейлеров финского производства ширина петель на задней двери 2,52 м. А Министерство транспорта РФ вводит габарит на ширину - 2,5 м.

Финны тут же начали применять его для российских автомобилей. И возникла ситуация, когда построенная в Стране Суоми машина не может ездить по финским же дорогам. То же и со стандартом по длине. В Европе он принят в 18 м, в странах Скандинавии - 22 м, а в России - 20 м. То есть у нас финскую машину надо переделывать, а в Европу на ней возить древесину все равно будет нельзя. Зато в Скандинавию можно было бы на каждом лесовозе провозить, грубо говоря, на 10% леса больше.

Кто собирает, тот и имеет

Но даже не будь этих проблем, все равно остается еще оформление соответствующих документов на машину. С 1997 года выдачей разрешения на использование большегрузных лесовозов общей массой 55 тонн занимаются разного рода подразделения Минтранса. И за бумагой надо ездить в Москву.

Причем заявку следует подать за месяц, а в ней указать, какая именно машина будет везти лес, по какому маршруту, какие будут нагрузки на ось, расстояние между осями (с точностью до сантиметра).

Если лесовоз сломается, заменить его другим нельзя, разрешение не будет действовать. Будь любезен снова ехать в столицу, выправлять новое. Цены на выдаваемые им бумаги Минтранс постоянно повышает. В 1996 году за проезд лесовоза по российским дорогам денег не брали, в 1997 году два дня работы стоили 100 немецких марок (машина могла успеть сделать 5-6 рейсов), сейчас - 100-110 марок за один рейс.

И идут эти деньги не на восстановление разбитых тяжелыми автомобилями дорог. 75% остаются в распоряжении того органа, который их собирает (называется это платой за получение разрешения), и только 25% отчисляются в дорожные фонды "на компенсацию ущерба, наносимого дорожному полотну".

Вот и получается, что наши лесопромышленники пытаются уже который год прошибить каменную стену чиновничьего непонимания. На форуме эта попытка была третьей. В решениях "круглых столов" опять фигурируют все те же призывы к установлению разумных пошлин, урегулированию вопроса перевозок и так далее. В прошлый раз, можно считать, голос лесопромышленников так и не услышали. Как будет теперь?

Юрий ЮРЬЕВ


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ