[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 1900 год ] [ "На дне" ] [ поиск ]

На дне No 16(49) 1998 г.

Затерянный техно-рай
Пятница. Все, убегаю. Что? Срочно надо сделать? Потом, все потом, недели через две, я в отпуске. Да, уже. И прямо сейчас. Билеты туда, деньги сюда, вещи в рюкзак. Черт, забыл пленку купить, до поезда всего час. Хватаю рюкзак, в метро... Уже в метро "городской" рюкзак начинает трещать по швам. Возле вокзала успеваю заскочить в туристический подвальчик, купить что-нибудь попроще. Продавец, по виду обладатель всех альпинистских медалей и орденов, распространяется о свойствах и качествах. Верю всему. До поезда 5 минут. Тормоза отказывают, радиатор закипает. Несусь, как "Антилопа-Гну". Самодовольные проводники уже сигналят кому-то желтыми флажками, не верится, но, кажется, я все-таки успел. Упав на полку, замираю, прислушиваясь к тому, как медленно рассасывается напряжение. Напряжение последних минут, дней, да, наверное, целого года. Мысленно и уже лениво поднимаю желтый флажок всему, что отъезжает и остается за окном: холодам, работе, делам, проблемам... На краешке сознания - детская радость: "Какое счастье, я еду ... в Казантип".

В сонном тумане меняются вокзальные торговцы, тульские пряники, вареные раки, курское пиво, граница, таможня. Все время хочется спать, может быть, это уже акклиматизация? Или южные поезда возят с собой какую-то особенную атмосферу расслабленности и неспешности?

Наконец прибываю. 17 августа. САМАЯ ГЛАВНАЯ ВЕЧЕРИНКА САМОГО ГЛАВНОГО ПРОЕКТА ЛЕТА-98 - Казантип: Ночь в атомном реакторе. Несмотря на все усилия, успеваю только к ней и всему, что последует - afterparty на реакторе, beachparty: GOA, Port-FM, "Гарна Вечеринка", - и закрытие фестиваля. Пропущены Птюч-вечеринка, выездная сессия на ветростанции, да и вообще много чего интересного. Жаль, но надеюсь, что "реактор" не подкачает.

От поездной расслабленности не осталось и следа, следующие 4-5 дней пройдут в лихорадке - "успеть бы везде". Добираюсь до пансионата "Рига", эпицентра всего безумия, спешу в оргкомитет получить билет на сегодняшний party. По дороге встречаюсь с первыми знакомыми, которые здесь уже неделю. Завтра они уезжают - кончаются деньги и здоровье - измученные нарзаном, истерзанные ритмами.

"Реактор" - единственное платное место за весь фестиваль, все остальное оплачивается спонсорами - Птюч'ом, Sprite'ом etc. Местные власти потребовали плату за аренду реактора, пришлось ввести билеты. На первый реактор, 17-го числа, это стоило около $10, на второй (afterparty) - 5. Хозяйка, у которой я поселюсь впоследствии, окажется одной из главных проектировщиц всех электростанций в Щелкино. И мои впечатления пополнятся ее рассказами и воспоминаниями о том как было, о том, как хотели, о том, как никогда больше не будет... Собственно, мыс Казантип находится на расстоянии одной автобусной остановки от Щелкино, но устроителей фестиваля можно понять: тяжело было бы создать такой имидж с названием "Щелкино-98".

Щелкино задумывался как город энергетиков, вокруг него три электростанции: атомная, ветряная и солнечная. Атомную не достроили: оставалось полгода до пуска Крымской АЭС, когда закончились деньги и силы бороться с местным GreenPeace'ом. Станция была отстроена на 90%, полностью смонтирован реактор, оставалось закрыть его крышкой, залить бетоном и опустить ТВЭЛы. Сейчас крышка валяется рядом с реактором, скалясь небу ржавой арматурой. В ней сваркой прорезана дверь, и в прошлом году там был еще один танцпол.

Солнечная станция - это высокая башня с котлом наверху, на который "светит" шестьсот самых высококачественных зеркал, следуя за солнцем, они, по идее, должны переплавлять крымское пекло в податливое и ручное тепло. Через некоторое время после пуска станция начала сбоить, отказала советская автоматика слежения за солнцем, потом кончились деньги, всю округу затопило грунтовыми водами, и сейчас это гигантский памятник советской техномысли.

Третья, не менее впечатляющая - ветростанция. Долина громадных ветряков, медленно вращающих огромные лопасти на казантипских ветрах (по-татарски Казантип - что-то вроде "многие ветра"). Единственная из станций, которая хоть как-то еще работает, и то по недоразумению. Денег на обслуживание станции у города нет, никто фактически за ней не следит, так что и ей осталось жить недолго.

Нищий город энергетиков в окружении трех монстров.

Глаз местных жителей уже привык и не натыкается на этот сюрреалистический ландшафт: выжженная крымская степь в качающихся нефтекоромыслах, медленно вращающиеся ветряки, обдувающие железобетонные "стаканы", "башни", клювы всеми забытых кранов...

Кажется, дух техно, вырвавшись из урбанистических оков клубов, подвалов и бомбоубежищ материализовался в этих безумных декорациях. Если они существуют - эти техно-боги современного дня - то непременно обитают здесь. В нагромождениях труб, винтовых лестниц, в заслонках, люках, бесконечных коридорах, оканчивающихся стеной или сетчатым провалом, в отсеках, полных воды, в скобах и прутьях, потерявших всякий смысл, который, как известно, прерогатива человеческой реальности. Земной и затерянный техно-рай.

Отходы строек века. Карта страны испещрена этими памятниками прежней монструозной эпохи. Когда оказываешься рядом с ними, воображение взвинчивается, стоит лишь воспринимать их как чистое, неутилитарное искусство. Начинаешь понимать, почему техно так близко новому поколению, которое, как известно, выбирает не только пепси. Поколение, выросшее в каменных лабиринтах городов, среди гор полиэтиленовых и лавсановых упаковок, общающееся по Интернету и, безусловно, имеющее свое представление о прекрасном...

Действо уже началось. Небо обшаривают мощные прожектора, выхватывая осколки техносооружения. Станция медленно оживает. Тысячи людей поднимают реакторную пыль на пространстве танцпола. Ди-джейский пульт покачивается на восходящих токах тумана. Стробоскопы, прожектора, спецэффекты. В неоновом тумане над залитой водой серединой машзала вращаются разноцветные фигуры. На белом полотнище экрана отражается что-то мультифреническое.

Давление музыки начинаешь ощущать кожей. Ломкие человеческие фигурки в трассирующих нитях света и мерцании стробоскопа кажутся слишком хрупкими на фоне бетонных конструкций. Огромный воздушный шар - детище какого-то чудака - медленно поднимается прямо под потолок танцпола под вспышки камер. Метаморфозы действительности запечатлеваются каждым пятым, чтобы потом превратиться в невнятную мозаику, сложиться в ощущение, которое не схватывается ничем и только всем одновременно.

Станция немного оцивилизована - опасные люки в полу заварены прутьями, середина машинного зала забрана железной сеткой, за сеткой - торчащие из воды трубы всех диаметров, заслонки, винты и что-то еще, непонятного назначения. Огромное количество разных людей: цветных, блестящих, упакованных в полиэтилен, лавсан, шелк и кожу. Кто-то забрался на толстую трубу и танцует на высоте 6 метров. Другой пробрался за ограждения на одинокую бетонную плиту, окруженную водой. На многих - атомная атрибутика, шапочки с "Z" и майки с надписью "КаZантип". Медленно входишь в состояние транса: супернеобычная атмосфера, декорации, музыка, люди.

... На востоке встает солнце. Из жерла станции вываливается людская толпа, растекаясь медленными ручейками. Станция остывает. В утренние часы реактор поражает своей безобидностью. Быть может, он просто не успел родиться, этот выкидыш цивилизации. Сожравший и вымотавший все чувства, мысли, выпивший все соки.

Отдавшие дань техно-богу едва держатся на ногах. Они растекаются и растекутся, расползутся по всей России, затаив мечту и надежду, знающие отчетливо, где они окажутся (реально или виртуально) в августе следующего года.

Юрий Спиридонов P.S. В интернете существует официальный сайт Казантипа - htth://kazantip.maker.ru.

На нем есть общая информация, фотографии с предыдущих фестивалей, on-line chat, советы бывалых людей.

Группа московских художников представила свои работы, посвященные Казантипу на том же сайте: htth://kazantip.maker.ru/pictures1.html


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ