[ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 1997 год ] [ "Невское время" ] [ поиск ]

Невское время No 88(1491) 21 мая 1997 г.

В усадьбе Владимира Набокова идут реставрационные работы
Эпохи не умирают. Они горят Рождествено по-прежнему прекрасно вечной красотой русской деревни. Что бы ни происходило на свете, весной будет пахнуть клейкими юными листьями и травой, земля будет мягко пружинить под ногами, и аллея огромных вязов поманит в легкую кружевную тень...

Поднимаясь к усадьбе, мы оказываемся в мире набоковской прозы, дышим ее воздухом, живем тоской писателя по детству, семье, России...

Говорят, его сын Дмитрий Набоков, впервые посетивший эти места, с удивлением окидывал взором пейзаж... В семье бытовал миф о том, что отец, считавший себя "изгнанным королем", все это - придумал. И не было никакого королевства, оставшегося в России.

Оказалось - не миф. Живы парки, ландшафты все те же, ничего не тронуто...

Хранитель музея-усадьбы Владимира Набокова в Рождествено Александр Семочкин, реставратор с 30-летним стажем, влюбленный в эти места, убежден: XIX век уходит навсегда. Два года назад в день рождения Набокова, 10 апреля по старому стилю, усадьба загорелась. Из всех, принадлежавших семье Набоковых, она жила дольше других. В 25 году погиб дом в Батове, в 44 году сгорела усадьба в Выре. Владимир Набоков так и не вступил в права наследования домом в Рождествено: был не совершеннолетним. Он приезжал в эту усадьбу только в ранней юности.

Причину последнего пожара так и не нашли. Две экспертизы закончились ничем. Остался лишь обугленный остов дома, пережившего два века. Горела не усадьба. Горела эпоха.

Но остались наследники. Хранители.

- Мы всегда думали о себе как о временных хранителях, - рассказывает Семочкин. - И вдруг оказалось - нет, не временные. Мы, "кухаркины дети", единственные наследники той культуры. Все это никому больше не нужно. Заграничные потомки приезжают, вежливо обещают помочь, уезжают.

...А хранителями владеет одна, но пламенная страсть - восстановить. Непонятно, на какие деньги (из федерального бюджета должно было поступить два миллиарда в прошлом году и полтора в этом, но не пришло ни копейки). Непонятно, какими силами (рабочим из бригады по четыре месяца не платят честно заработанные 700 тысяч), но работа идет.

Дом поднимается из пепла в прямом смысле слова. Сложность задачи в том, что нельзя работать с новой древесиной - она не совмещается со старым деревом, выделяя соки. Бревна должны быть "родными" и по географии, и по сроку рубки. Стены восстанавливали из старых балок и перекрытий. Хватило, к счастью, на оба этажа. 200 лет назад дом был построен из лучшей боровой сосны. До сих пор, когда ее пилят, чувствуешь свежий сосновый запах.

Семочкин утверждает, что обгоревшее дерево будет стоять веками. Уголь - замечательный консервант, и теперь дерево не подвержено гниению, там не живут жучки, бактерии.

Дом можно сохранить, но мы его теряем. Все дело в том, что у него нет крыши. И когда начнутся осенние обложные дожди, вся работа окажется бессмысленной. На крышу нужно 250 миллионов. А нет ни копейки.

Когда дом горел, многие роняли слезы. Говорили высокие слова о противостоянии варварству и о любви к Набокову. Почти у всех слова и слезы иссякли вместе с деньгами. Лишь глава администрации Гатчинского района Анатолий Ледовских до сих пор то лес поставит, то денег подбросит. Однако на крышу областных денег не хватит. Для этого нужен спонсор посерьезнее.

Усадьба - не только память о Набокове. Усадьба - это центр будущего заповедника Верхней Оредежи. Его пока нет, но есть замечательный план создания заповедной зоны, где и имение Рериха, и "дворянское гнездо" Черновых, Чикинские медеплавильные заводы, поместье Рылеевых, имение князя Витгеншейна...

Семочкин вскидывает голову и с убежденностью заявляет: - Я уверен, к 1999 году все сделаем. Не можем не сделать. Дому исполняется 200 лет, селу Рождествено - 500 лет и 100 лет Владимиру Набокову.

- Так ведь не платят...

- Есть что-то выше денег. Долг, честь... Все это еще живо.

Люди работают на этой земле за копейки или вовсе бесплатно. И пока стук топора оживляет этот весенний день - жизнь продолжается.

Алла БОРИСОВА Фото Игоря ПОТЕМКИНА


[ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ