[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 1997 год ] [ "Невское время" ] [ поиск ]

Невское время No 88(1491) 21 мая 1997 г.

"Погребен остывающий гром"
Само произношение слова "бело-русы" превращает данный народ в таких же русских, как и мы, разве что чуть белее. Отсюда и "многовековое единство", и чуть ли не тысячелетнее существование в едином государстве...

Тем, кто так мыслит, придется удивиться: Беларусь стала принадлежностью России на сто с лишним лет позже Украины. А в истории отношений двух народов были такие факты, что могут существенно расширить ассоциативный ряд, возникающий у слушателя знаменитой песни ансамбля "Песняры".

* * * К 1654 году белорусские земли благоденствовали настолько, насколько это было возможно в том веке. Их лишь частично затронуло казацкое восстание Хмельницкого. В городах действовало Магдебургское право, делавшее местных магнатов почти независимыми от королевской власти. Ничто не предвещало того, что через несколько лет эти земли будут разорены больше, чем Германия после Тридцатилетней войны.

Русский царь Алексей Михайлович, начавший военные действия против Польши в помощь Хмельницкому, полагал, что для России полезнее сначала овладеть Смоленском и захватить Литву (как тогда называли и нынешнюю Беларусь), чем посылать силы на юго-запад. О последующей кампании советские учебники истории пишут скупо: сперва московская армия овладела практически всей нынешней Белоруссией, но несколько лет спустя отступила.

Несмотря на то, что немалая часть белорусских городов: Полоцк, Могилев, Витебск и т. д. покорялись московскому государю без сопротивления, по окончании войны число жителей в этих краях уменьшилось вдвое. Причиной этому было не только прямое физическое уничтожение мирного населения, хотя случались и такое (пример Орши). Пленных толпами гнали на восток, в результате чего полностью пустели целые села и местечки.

"Славянские братья" в свою очередь тоже не были ангелоподобными страдальцами. В начале XII века литовские отряды совершали набеги на белокаменную, а город Шклов знаменит не только тем, что в его окрестностях родился первый белорусский президент, но и (несколькими столетиями раньше) Лжедимитрий II. "Мы не русские и не польские, мы - тутэйшие (здешние), а земля наша - забранный край". Так в 19 столетии отвечали жители белорусских земель на вопрос об их, как сейчас говорят, самоидентификации. Но задолго до того, как национальное движение в этих краях стало называться белорусским, распространение книг на "местном наречии" каралось строжайшим образом, а контрабандистов-книгонош расстреливали при Муравьеве без суда и следствия.

Зачем ворошить прошлое? - задаст закономерный вопрос читатель. Такие полузабытые факты называют "скелетами в шкафу" и вытаскивать их на свет не принято.

Однако сейчас происходит обратный процесс - попытка написать блестящее историческое полотно на тему российско-белорусских отношений. Наиболее броские его детали - "многовековая дружба", "духовная близость" и прочие аксессуары. Тут как раз и имеет смысл хоть на минутку, да распахнуть шкаф.

Михаил ЛОГИНОВ, Светлана ГАВРИЛИНА


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ