[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 1998 год ] [ "Невское время" ] [ поиск ]

Невское время No 234(1876) 24 декабря 1998 г.

Тайны III рейха на дне Балтики?
"...Где бы вы ни увидели людей, коими правит тайна, в этой тайне заключено зло. Если дьявол внушает, что нечто слишком ужасно для глаза, - взгляните. Если он говорит, что нечто слишком страшно для слуха, - выслушайте. И если вам померещится, что некая истина невыносима, - вынесите ее ..."

Г. Честертон В 1993 году шведский водолаз Свен Рунге обнаружил в Балтийском море затонувшее русское судно прошлого века. Корабль хранил в своих трюмах ценностей на семь миллионов долларов, но эта потрясающая находка может оказаться сущим пустяком, если дно Балтики откроет и отдаст поисковикам-исследователям свою главную тайну - тайну намеренного или невольного захоронения ценностей III рейха.

В сохранившемся отчете 1940 года штаб Альфреда Розенберга докладывал Гитлеру об итогах ведения войны. В документах, в частности, сообщалось, что из оккупированной Европы в Германию вывезено культурных ценностей на сумму 1,5 млрд рейхсмарок. Даже по приблизительной оценке того времени стоимость награбленного была астрономической. Но с 1941 года хранить реквизированные шедевры в центральных районах становится небезопасно - английская авиация время от времени успешно бомбила гитлеровскую столицу, а в августе 1941 года бомбовый удар по Берлину нанес полк нашей морской авиации. Правда, этот факт сконфуженные отцы рейха попытались скрыть, выдав успешный рейд советской авиации за налет англичан. Немецкие художественные музеи еще в 1934 году получили подробные инструкции о мерах безопасности на случай военных действий. Летом 1939 года директор Дрезденской картинной галереи Ганс Поссе был вызван в Берлин. Бумаги, врученные ему, облекали его особыми полномочиями. "Немецкая нация должна вернуть на территорию рейха свои художественные сокровища и исторические ценности - все, что с 1500 года против нашей воли или вследствие сомнительных сделок оказалось в иностранном владении". В грабеже участвовали все - от солдата до рейхсмаршала. Хранилища сокровищ немцы начали рассредотачивать по всей стране, большую часть ценностей вывезли в Восточную Пруссию (современная Калининградская область). Вскоре благодаря стараниям уполномоченных СС Сольмса и Кюнсберга восточно-прусские хранилища обогатились еще одним шедевром - Янтарной комнатой, вывезенной из Царского Села. Немецкие специалисты оценили ее в один миллион рейхсмарок.

Найти Янтарную комнату, исчезнувшую вместе с другими шедеврами мировой культуры, за последние полвека безуспешно пытались специальные государственные организации, многочисленные группы поисковиков и кладоискатели-одиночки. Результат был практически нулевой, что в общем-то и неудивительно. Гитлеровские стратеги, рассчитывая свои действия на обозримое будущее, основательно подготовились и на случай поражения в войне. Альфред Розенберг в числе других наци пророчески предсказывал, что янтарный шедевр еще пригодится Великой Германии для послевоенных переговоров с Советами, и не столько сам шедевр, сколько его тайна. Смею предполагать, что Янтарная комната погибла, как только ее судьба перешла из области собственно культуры, искусства в область политики. Руководители рейха планировали использовать культурные ценности как предмет политического торга, в качестве средства возрождения национал-социализма, а также для собственного безбедного существования где-нибудь в Южной Америке. Поэтому к вопросу сокрытия ценностей нацисты относились весьма и весьма скрупулезно. Этой работой занимались исключительно профессионалы высокого класса, не оставляющие после себя следов, не брезгующие при этом никакими методами. Именно поэтому у поисков Янтарной комнаты кровавый след, тянущийся чуть ли не до наших дней. Скорбный список открывает Альфред Роде - шеф и главный специалист Музея янтаря в Кенигсберге, а замыкают советские чекисты, служившие в Калининграде уже в послевоенное время. Между ними "странные уходы" из жизни польского полковника Леонарда Нувеля, историка и журналиста Георга Штайна, исследователя Пауля Энке - список далеко не полный. Специальные отделы в РСХА подбрасывали дезинформационные версии мест нахождения ценностей, разрабатывали систему охраны действительных тайников. Единственным слабым местом в этом механизме была незапланированная гибель средств транспортировки сокровищ и гибель непосредственных исполнителей операций. Тем не менее тайна исчезнувших культурных ценностей до сих пор остается нераскрытой, будоража умы и воображение многочисленных и специалистов, и авантюристов.

Военный историк и исследователь Андрей Упкунов полагает, что на сегодняшний день существует четыре версии местонахождения ценностей (в том числе и пропавших нацистских архивов с указанием схем и мест размещения кладов). Предполагается, что шедевры могли быть укрыты в Калининградской области, спрятаны в шахтах Германии, благополучно уплыли за океан или затонули на одном из судов в Балтийском море во время эвакуации. Большинство исследователей отсекают морскую версию вывоза сокровищ, ссылаясь на то, что "возможности эвакуации ценностей морским и воздушным путем после 28 января 1945 года стали крайне ограниченными, чрезвычайно опасными и ненадежными, ввиду абсолютного превосходства ВМФ СССР и его союзников на балтийских транспортных коммуникациях". Но были ли эти возможности действительно ограниченными?

Что не вызывает сомнений, так это численное превосходство советской авиации над немецкой. Но использовать ее против судов противника было практически невозможно. Советских летчиков подвела погода: на январь выпало 20 нелетных дней, на февраль - 14, на март - 16. По полмесяца и более морская авиация бездействовала. К тому же из-за наступившей оттепели раскисли и вышли из строя аэродромы. И даже если наши авиаторы поднимались в небо, то 50% вылетов торпедоносцев оказывались безрезультатными - то подведет разведка целей, то испортится погода в районе поиска. Но когда подсыхала земля аэродромов и рассеивался туман, морская авиация совместно с фронтовой превращала порты погрузки немцев - Пиллау, Кенигсберга, Данцига - в сущий ад.

Соотношение же сил флота было явно не в пользу СССР. Балтийский флот в 1945 году имел 28 подводных лодок, из которых в строю было 20, а в море одновременно могли выйти 5 - 6. В самый разгар эвакуации немцев только 14 торпедных катеров оказались боеготовными. Крупные надводные корабли до конца войны базировались в Кронштадте и активного участия в боях не принимали. В то же время германский флот имел на Балтике 2 линейных корабля, 8 крейсеров, свыше 200 подводных лодок, более 30 эсминцев и миноносцев, 70 торпедных катеров, около 200 десантных судов и большое количество сторожевых кораблей, катеров-тральщиков. Почему-то оказался забыт и тот факт, что до 5 марта 1945 года существовала сухопутная связь между Восточной Пруссией и центральной Германией через косу Фриш-Нерунг. Этим путем было эвакуировано около 650 тысяч человек. Но ведь этим же путем могли быть вывезены и культурные ценности.

Очевидный проигрыш в войне заставил бежать немцев из Восточной Пруссии. Покидая обжитую территорию, гитлеровцы нередко бросали промышленное оборудование и уже готовую продукцию, отдавая предпочтение выводу неизвестных, но несомненно ценных грузов. Так, вечером 23 января 1945 года передовой отряд советских танкистов подошел к порту Эльбинг и ворвался в город. Танкисты быстро пересекли городишко и пошли к заливу Фриш-Хафф. Но следовавшие за ними военные силы опоздали. Успех операции не был закреплен, и танкистам пришлось отступить. Повторно город советские войска заняли лишь 10 февраля. Таким образом немцы получили резерв времени в 18 дней. Но самым удивительным оказалось то, что после окончательного взятия города на судостроительном предприятии "Шихау"

были обнаружены в целости три цеха по производству торпед. Причем новейших моделей. Там же находились 20 торпед почти полностью готовых к выходу в море. Почему же оборудование, военную технику не уничтожили или не вывезли? Для этого было и время, и возможности - с 23 января по 10 февраля в порту одновременно находились от 10 до 25 немецких судов. Значит, на них грузили что-то необычайно важное, ценное...

Из портов Пиллау и Данцинг грузы шли непрерывным потоком. По свидетельствам очевидцев, суда заполнялись сверх всякой меры. Людей брали с расчетом 1 человек на кв. м, а оставшуюся площадь, внутренние помещения забивали тюками, коробками, ящиками. Чтобы вывезти награбленное использовали баржи и даже подводные лодки. Небезынтересен тот факт, что после приказа, отданного Деницом 4 мая, о прекращении боевых действий, часть подводных лодок попыталась вырваться из Балтийского моря. В основном это были океанские подлодки с дальностью плавания 10 - 11 тысяч миль, то есть без дозаправки доходившие из Балтики до берегов Южной Америки. Некоторые из них были замечены и уничтожены, но сколько их дошло до цели?..

В конце июля 1945 года у побережья Южной Америки патрульным эсминцем была обнаружена немецкая подводная лодка, оставленная экипажем. Из Европы она вышла 15 мая. На подводной лодке, сдавшейся американцам 18 мая 1945 года у побережья США, были обнаружены трупы трех германских генералов и двух японских специалистов по ракетной технике, покончивших жизнь самоубийством. На подлодке были обнаружены тайники, в них находился груз ртути, оцененный в шесть миллионов долларов по тогдашним ценам. На борту подлодки У-843, которую в 1958 году удалось поднять норвежским водолазам в проливе Каттегат, нашли олово, молибден, каучук. На этой операции кладоискатели заработали 35 миллионов крон. Любопытна история поисков и подъема знаменитой в "волчьих стаях" гросс-адмирала Деница подлодки У-534. На это у аквалангиста Оге Енсена и журналиста Торстена Квиста ушло двадцать (!) лет. В августе 1993 года понтоны подняли У-534 на поверхность. При первом осмотре желтого металла, как ожидалось, не нашли. Однако кладоискателей ждала не менее ценная находка: внушительных размеров сейф капитана Ноллау, до отказа набитый секретными документами, пленками и рукописными дневниками высших чинов фашистской Германии. Кстати, когда в печати появились сообщения о поисках Оге Енсена, в 1976 году, произошло одно немаловажное событие: через двадцать лет после войны неожиданно "покончил жизнь самоубийством" командир У-534 Герберт Ноллау. Енсен и Квист, по свидетельству журналиста Сергея Демкина, пришли к выводу, что капитана просто убрали, опасаясь, что тот может в чем-то проговориться. В чем? Невольно возникает ощущение, что "пропавшие" военные трофеи нацистов окружает некая "мертвая зона", и всякий, переступивший черту этой зоны, попадает под действие невидимых, но смертоносных сил. Но где проходит эта черта? И так ли наивен вопрос: "Неужели и в самом деле живы и действуют оборотни "Вервольф" - организации, созданной в конце 1944 года, в задачи которой входили террористические, диверсионные акции, а главное - дезинформация и сохранение "святых секретов" III рейха?"

Лет пять назад один солидный датско-голландский консорциум поднял в проливе Каттегат немецкую подводную лодку. Официально было объявлено, что на ней ничего ценного не найдено. Но у военных специалистов и историков возникает вопрос: не прорабатывается ли никем не афишируемая морская версия утерянных сокровищ? Неужели действительно могли остаться незамеченными сведения о том, насколько масштабна была морская эвакуация, во время которой только людей было вывезено более лвух миллионов человек. Несмотря на потери гитлеровцев, советскому флоту так и не удалось с моря блокировать Восточную Пруссию и прервать морское сообщение немцев на Балтике.

После войны аварийно-спасательные службы проводили судоподъемные работы практически по всему побережью Балтийского моря. За счет поднятых судов советский флот увеличился вдвое. Но Янтарной комнаты в отсеках затопленных кораблей так и не нашли. Впрочем, из актов водолазных осмотров видно, что если судно имело большие разрушения корпуса и машин, детально его не осматривали. И совсем мало в этих отчетах сведений о характере перевозимых грузов. Еще более поверхностно оказались обследованы суда, затонувшие вдалеке от берегов и портов. А в 1956 году судоподъемные работы вообще были прекращены.

Попытки раскрыть тайны грузов, заглянуть внутрь судов предпринимаются и сейчас. Однако осмотреть, а главное вычислить именно тот корабль, который вез эвакуируемые ценности, - задача отнюдь не простая. Лайнер "Вильгельм Густлофф" посещали экспедиции польских, немецких, английских водолазов. Все они утверждают, что осмотрели все, но ничего не нашли. Но к таким заявлениям надо относиться критически. Если знать, что внутренний объем помещений лайнера составляет 49151 куб. м площади, перегороженной сотнями тяжелых дверей и люков, если учесть, что после попадания торпед и затопления его корпус перекосило и все оказалось заклиненным, а за прошедшие десятилетия металлические детали проржавели, то только на открывание дверей уйдет не одна неделя.

Из числа судов, затопленных в 1945 году, интерес для исследователей представляют чуть более десятка. Об этих морских транспортах известно довольно много - вплоть до размеров грузовых люков.

Возникает вопрос: почему же морскую версию у нас обходят стороной? За все время поисков Янтарной комнаты не было ни одной серьезной попытки разработать ее основательно, зато калининградскую землю продолжают перекапывать с завидным упорством. Очевидно, "черных следопытов" греет мысль, что в конце войны в Германии было, по меньшей мере, 1700 тайников, заполненных художественными собраниями и драгоценностями. К июлю 1944 года только для будущего музея в Линце было собрано 21903 экспоната. Но это была лишь малая часть "реституированных" ценностей, которые тысячами вагонов отправлялись в рейх. В духе приказа по армии от 10 октября 1941 года: "Никакие исторические или художественные ценности на востоке не имеют значения" действовал не только штаб Розенберга. Впрочем, "художественные захоронения", которые будут найдены на территории Калининградской области, перейдут государству, если будут предъявлены, с выплатой компенсации нашедшему. Но под большой знак вопроса будет поставлена принадлежность "клада", обнаруженного в трюмах погибшего корабля. Решение Брюссельской конвенции от 1910 года гласит, что все, найденное на дне моря, принадлежит тому, кто рисковал и нашел. Рисковать вложением немалых сумм в поисковые экспедиции Россия еще длительное время будет не в состоянии. Поэтому и предпочитает замалчивать очевидное, чтобы не разжигать воображение платежеспособных зарубежных искателей кладов.

Юрий ЗЕМСКОВ


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ