[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 1998 год ] [ "" ] [ поиск ]

No 6(22), 18 июля 1998

ЗОЛОТАЯ ОРДА ПЕТЕРБУРГА (II)
Многие туристы, праздно прогуливаясь по Васильевскому острову, Петропавловской крепости, и другим местам нашего города, с любопытством разглядывают на стенах домов таблички, сообщающие, в каком году и на какую высоту поднималась вода в Неве. Рядом с такими табличками обычно имеются зарубки, по которым можно воочию увидеть уровень наводнения, сравнив его со своим ростом. Где-то - по грудь, где-то - по пояс, а где-нибудь и с головой скроет. Редкий петербуржец, торопливо пробегая по своим делам и нуждам через Мойку или канал Грибоедова, заметит: что-то вода сегодня высокая. Большинство же на подобные знаки катастроф не обращают ни какого внимания. Привыкли. И это понятно. Если живешь на мине замедленного действия, перестаешь чувствовать грозящую опасность. Мина эта особенная - экологическая. Когда рванет - точно неясно, но достанется всем: и нам, и шведам, и финам, и многим другим. Роковое заблуждение, основанное на мифе, согласно которому при наводнении лишь изменится, журча и булькая как в ванной, уровень воды в Неве, приведет к таким катаклизмам, рядом с которыми недавний московский ураган покажется легким бризом.

Ниже приведены некоторые данные о подобных процессах в Невской губе. В 1824 году стихия полностью разрушила крепостные сооружения и большинство домов Кронштадта, погибло 93 человека. Бастионы крепости, вместе с пушками, были смыты. Через сто лет, 23 сентября 1924 года через траверз Таллинна за несколько часов прошло 30 куб.метров (!) воды. Это около трети (!) годового стока Невы (93 куб.метра). Через шесть часов эта водяная бомба обрушилась на Петроград, перевалив через траверз Кронштадта в виде длинной волны с расходом воды 100-120 тысяч куб.метров/сек. Обычный расход Невы составляет 2-2,5 тыс. куб.метров/сек., в экстремальных месяцах не превышает 4,5 тыс. куб.метров/сек. Из воспоминаний очевидцев видно, что невские наводнения обычно сопровождаются явлениями гидравлического удара, сила воздействия которого на преграду примерно в 300 раз превышает нагрузки на объект при той же скорости движения воды. Плюс ко всему - ураганный ветер западного и юго-западного направлений, скоростью 30-40 метров/сек. То есть, что не смоет, то сдует.

Указанные факты говорят о том, что при наводнении от 3 метров выше ординара будет затоплено около 40% прибрежной территории такого крупного промышленного центра, каким является Санкт-Петербург. Неизбежно будут частично разрушены и затоплены Балтийский, Кировский, Адмиралтейский заводы. А не для кого не секрет, что где-то там изготовляли атомные подводные лодки. Будут уничтожены очистные сооружения на острове Белом, где активно и в больших количествах используется хлор. Помимо этого в устье Невы находятся кожевенные и химические производства, культурный слой почвы вокруг которых содержит крайне опасные вещества, накапливаемые десятилетиями. Короче говоря, при катастрофическом наводнении (то есть, наводнении, сопровождающемся подъемом воды более 3-х метров) в Финском заливе, а затем и во всей Балтике, Северном море и т.д., окажется такой компот из периодической системы Менделеева, который не смог бы расхлебать и сам Дмитрий Иванович.

По наихудшим прогнозам уровень воды может достичь 5 метров 40 сантиметров. Поскольку угол уклона между Шлиссельбургом и Петербургом около 5 метров это значит, что Нева потечет вспять. В дошедших до нас летописях, датируемых XIII веком, отмечается подобное явление, но в то время не было Волховской ГЭС и шлюзов на Свири.

Кроме того, в зоне затопления - от Литейного проспекта до Комендантского аэродрома и ниже - будут выведены из строя системы тепло- и водоснабжения. Многочисленные пожары будут спровоцированы короткими замыканиями в линиях связи и электросети. Поскольку наводненческие ситуации возникают в период с августа по январь включительно, город ожидает вариант блокадной зимы. И, наконец, Россия потеряет на многие годы порт "Санкт-Петербург", ибо недостроенные до проектной высоты и мощности морские защитные сооружения рухнут под напором стихии в первую очередь, перекрыв своими многотонными бетонными обломками вход и выход из морского канала.

Но, как известно, пока гром не грянет, ни один чиновник не пошевелится, чтобы, если не предотвратить, то хотя бы предупредить чрезвычайное происшествие. "Авось, пронесет" - думает руководитель предприятия, размещая оборудование и производство в зоне потенциального затопления. Так вот, господа хорошие, когда грянет, а грянет когда-нибудь обязательно, будет поздно и не пронесет, ибо, по мнению заведующего кафедрой Динамики атмосферы и космического землеведения Гидрометеорологического Университета, профессора Казимира Кондратовича, - "в два последние десятилетия произошло значительное увеличение повторяемости и интенсивности невских наводнений. Оно явно связано с климатически значимым изменением режима атмосферной циркуляции. В осенне-зимний период стали преобладать процессы с движением циклонов через Балтику на Восток. Такой тип процессов чаще приводит к наводненческим ситуациям, ибо циклон и есть та сила, которая порождает ветровой нагон и длинную волну, несущую на Петербург сотни тысяч кубометров воды в секунду. При определенном соотношении траектории интенсивности и скорости движения атлантического циклона через Балтику может возникнуть явление значительного подъема уровня воды в Невской губе. Свой вклад в наводнение вносят сейшевые колебания уровня балтийских вод, вхождение длинной волны в Финский залив и ветровой нагон. Наиболее опасным для города является катастрофическое наводнение с подъемом уровня более 3-х метров".

Экологические минусы и экономические плюсы завершения строительства дамбы понимали в администрации Собчака, даже несмотря на то, что в свое время под влиянием общественного мнения, сформированного непрофессионалами, строительство защитных сооружений было приостановлено, затем - продолжено вновь. О чем думают нынешние отцы города во главе с профессиональным строителем Яковлевым, у которого есть все шансы войти в историю в качестве последнего губернатора Петербурга, неясно. Сегодня правительство города считает возможным тратить деньги и время на грандиозные проекты типа сооружения высокоскоростных магистралей, выстраивая эти объекты, в прямом смысле этого слова, на песке, который вот-вот размоет. Кому станут нужны эти магистрали, если Петербург будет искалечен стихией? Кто будет ходить по отремонтированной в стиле "а ля Арбат" Малой Конюшенной? Кто поедет на трамвае по отремонтированному, но затопленному Литейному, Владимирскому, Чкаловскому? Думаю, все эти вопросы риторические, а на них, как известно, нет ответа.

По мнению профессора Кондратовича: "Вероятность возникновения катастрофического наводнения уже в настоящее время велика и в обозримом будущем должна возрастать. Несколько штормовых циклонов, прошедших в районе Скандинавии за последние годы, по своему энергетическому потенциалу и характеристикам движения вполне могли бы вызвать катастрофическое наводнение в районе Невской губы. Это штормы в районе Мурманска и Калининграда, это шторм, потопивший "Эстонию", это, наконец, октябрьский шторм с наводнением 1994 года, нанесший Петербургу ущерб до 20-25 млрд.рублей. В каждом из указанных случаев дело не дошло до катастрофы только из-за некоторых отличий траектории и скорости движения циклона и локализации штормового очага от оптимальных для формирования критической ситуации с подъемом воды более 3-х метров".

Печальный опыт многих стран, в том числе Великобритании и Голландии, ранее страдавших от наводнений не меньше нашего, показывает, что число жертв и материальный ущерб можно свести к минимуму, если служба прогнозов своевременно дает штормовое предупреждение, если подъем воды приходится на дневные часы и если администрация быстро и эффективно эвакуирует из зоны затопления людей и имущество.

На возглавляемой профессором Кондратовичем кафедре динамики Атмосферы и космического землеведения гидромета существует проект регионального климатического мониторинга системы Восточная Атлантика - Скандинавия - Европейская Россия, обеспечивающий правительство, администрацию и общественность научнообоснованными оценками и выводами. Примерная стоимость климатического и синоптического мониторинга - 60 тыс. новых рубей в год.

Методика, разработанная в РГГМУ, основана на изучении различного рода многолетних архивов, метеорологической информации, получаемой, главным образом, из Швеции и США. Проанализировав 290 ситуаций (ровно столько наводнений различного уровня было в нашем регионе с 1703 года), ученые установили зависимость между уровнем моря в районе зарождения длинной волны у побережья Швеции, у Аландских островов и в акватории Невской губы. Другими словами, родившаяся у Стокгольма и Готланда длинная волна через 10-12 часов приведет к наводнению в Питере. Однако, чтобы эта методика действовала, необходимо в наводненчески опасные месяцы получать ежечасные данные о состоянии моря в районах Швеции, Финляндии и Эстонии.

Виктор Панин


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ