[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ "Санкт-Петербургские Ведомости" ] [ поиск ]

Санкт-Петербургские Ведомости No 181(2571), 5 октября 2001
SPb Ved gerb

"Я все это придумал..."
Лжетеррорист с берегов Невы, который в течение нескольких месяцев держал в напряжении десятки сотрудников спецслужб по всей России, отделался легким испугом.

"Хочу снять груз с души"

Начальнику УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-полковнику Григорьеву А. А.

ЗАЯВЛЕНИЕ Я, Лисовский Павел Эдгардович, 28.11.1970 г. р., проживающий по адресу:..., хочу сообщить, что в настоящее время, по информации, имеющейся у меня, в СанктПетербурге находится группа из 04 (четырех) человек, по сведениям, имеющимся у меня, офицеров запаса, проходивших службу в ДВО или на ТОФе в качестве офицеров спецподразделений. Настоящая группа ставит своей целью проведение взрыва или серии взрывов в общественных местах.

Место (предположительное) _ метро "Купчино", ж.-д. платформа "Сортировочная".

Я предполагаю, что они проживают в Волосовском р-не Ленинградской области в двухэтажном частном доме у человека по имени Роберт (имя изменено. _ М. Р.). Вся вышеизложенная информация получена мною в процессе частных разговоров между ними.

В случае получения любой другой информации по вышеизложенным фактам обязуюсь передать ее оперативным сотрудникам.

Из разговоров мне известно, что ими приобретен тротил в количестве 1 _ 1,5 кг, кожаная сумка черного цвета. Изучен пассажиропоток в переходе ж. д. и метро "Купчино", сняты приблизительные геометрические характеристики перехода.

Дата проведения взрывов (крайний срок) _ не позже конца июня 2000 года.

Текст этот написан 6 июня прошлого года в квартире одной из купчинских многоэтажек. Накануне автор его позвонил в прямой эфир питерского филиала телекомпании "НТВ", представился Павлом и сообщил о своем желании дать журналистам информацию о готовящемся теракте. Ему предложили приехать, он согласился. Попросил, чтобы при видеосъемке лицо его было скрыто, и... выдал массу леденящих душу подробностей.

По словам заявителя, террористы были его знакомыми по Дальнему Востоку. Бывшие офицеры, закончившие Рязанское военное воздушно-десантное училище и служившие в спецназе в городе Уссурийск. Прибыли они в Питер недавно, сразу после майских праздников. Трое _ Андрей, Алексей и Сергей _ после небольшой "рекогносцировки" уехали в Волосовский район, а один _ по имени Виталий _ до последнего времени жил у него на квартире и сейчас, видимо, находится где-то в городе. Намерения у мужиков самые серьезные. Цель _ добиться максимального числа жертв, вызвать панику в городе...

На выходе из студии Павла уже ждали сотрудники отдела по борьбе с терроризмом питерского управления ФСБ. Он показал документы на имя Лисовского Павла Эдгардовича, подтвердил все сказанное и выразил готовность сотрудничать.

Ночь после этой встречи оперативники провели на рабочих местах.

Собирали всю возможную информацию о Лисовском. Удалось выяснить, что закончил он Военно-морской инженерный институт в Пушкине, служил на Дальнем Востоке. Уволившись со службы, немного поработал во Владивостоке, потом вернулся в Питер, сменил много мест работы. Женат, имел несовершеннолетнего ребенка.

Никаких, даже самых незначительных, столкновений с законом на тот момент за Павлом Эдгардовичем не значилось. Мотив его поступка _ "снять груз с души" _ выглядел вполне правдоподобно. Ведь, по закону, добровольно заявивший о соучастии в подготовке теракта освобождается от уголовной ответственности...

На следующий день сотрудник отдела по имени Андрей сидел у Лисовского в квартире и наблюдал, как тот корявым почерком выводит заявление на имя начальника УФСБ. Роль Павла Эдгардовича в предстоящем теракте, по его словам, была чуть ли не ключевой. Когда взрывное устройство будет установлено, ему сообщат об этом по мобильному телефону.

Через два часа, встав на расстоянии прямой видимости от места взрыва, он должен набрать номер пейджера, который станет ему известен буквально в последнюю минуту. Этот пейджер и запустит взрыватель... Убедившись, что взрыв произошел, Лисовский должен удалиться домой и, не выходя из квартиры (конспирация!), ждать награды _ за "работу" ему обещано ни много ни мало _ 10 тысяч долларов. Денег у ребят, заверил он, достаточно _ за спиной у них стоят могущественные люди...

Не верим, но проверим Работа по проверке информации Лисовского пошла по нескольким направлениям. В Рязань и Уссурийск были направлены запросы о спецназовцах по имени Андрей, Алексей и Сергей. (Фамилий их Лисовский не помнил, в датах выпуска из училища путался, поэтому задача поиска получалась довольно сложной.) А оперативники с Литейного занялись отработкой "операции по проверке бдительности", которую Лисовский со товарищи якобы провели на станции метро "Купчино".

Операция, по рассказу Павла Эдгардовича, заключалась в том, что они оставили в людном месте на станции указанную в заявлении кожаную сумку, набитую газетами, и издали наблюдали, обратит ли на нее кто-нибудь внимание. Внимания никто не обратил, чем "террористы" остались очень довольны.

Представить себе подобную беспечность было трудно _ ведь к тому времени уже прогремели взрывы в Москве, Буйнакске, Волгодонске. Сотрудники Метрополитена были многократно проинструктированы на предмет обнаружения неопознанных предметов. И тем не менее оперативники подробно опросили всех работников станции, кто мог находиться рядом в указанный день и час. Как и можно было предполагать, никто из них никакой сумки не видел.

Но Лисовский продолжал упорствовать: все, что он говорит, правда.

Описывал технические характеристики взрывных устройств (по оценкам специалистов, уж очень напоминающих "адские машинки" из детективных романов). Говорил о том, что сообщники _ где-то здесь, рядом. В подтверждение своих слов предоставил якобы "только что" оставленную в квартире записку: "Паша! Дождись меня, Вит". На его беду, оперативникам стало известно, что как раз в тот момент, когда "террорист" эту записку писал, Лисовский сам находился в своей квартире со случайной знакомой.

Эту женщину потом удалось найти, и она призналась, что сама написала записку по просьбе Лисовского написала она.

_ Неужели вы не чувствовали, что все эти "террористы" _ сплошное вранье? _ спросил я у оперативника Андрея.

_ О своих чувствах мы можем говорить после работы, за кружкой пива, и то не каждому, _ ответил он. _ А на работе есть только информация, которую нужно проверять. Даже если вероятность ее достоверности _ сотая доля процента, мы обязаны провести проверку по полной программе. Может быть, сам Лисовский и ни при чем, но где-то что-то слышал.

Может быть, _ чем черт не шутит _ через него запускают "пробный шар"

какие-нибудь иностранные спецслужбы _ он ведь, между прочим, часто выезжал за границу...

В сроки, указанные Лисовским, взрывы не состоялись. И 11 июля 2000 года следственной службой УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области было возбуждено уголовное дело по статье 207 УК РФ _ "заведомо ложное сообщение об акте терроризма". Приняла его к производству следователь Наталья Марксовна Кусливая. Первоначально Лисовский проходил по делу в качестве свидетеля.

Явку с повинной делать поздно Все, что Павел Эдгардович рассказывал оперативникам, он теперь сообщил на официальных допросах, под протокол. Допросы длились по пять часов. Лисовский путался в подробностях, то и дело противоречил сам себе. Кусливая на него не давила, давая возможность что-то "вспомнить", уточнить. И он "вспоминал", каждый раз добавляя новые и новые детали.

А в августе грянул взрыв на Пушкинской площади в Москве. В столице у Лисовского было немало родственников. И все они были допрошены на предмет возможной связи Павла Эдгардовича с террористами. Люди, еще не отошедшие от ужаса случившегося, бросились звонить в Петербург: "Что ты делаешь, Паша! Ты с ума сошел!" Лисовского эти звонки напугали больше всех допросов. "Если бы я знал, что вы будете допрашивать моих близких родственников, тем более в Москве, я бы никогда не сделал того, что сделал", _ сказал он потом следователю.

Ему предложили составить композиционные портреты "подельников". К удивлению эксперта, руководившего этой процедурой, справился он с задачей необычно быстро. Четыре фоторобота "испек" как блины. Его предупредили, что если его сообщение окажется ложным, а похожих людей, не дай бог, найдут, то дело переквалифицируют со статьи о заведомо ложном сообщении на более строгую _ о заведомо ложном доносе. По лицу Лисовского пробежала тень сомнения.

_ После этого, _ рассказывает Кусливая, _ он сказал: "На следующий допрос я приду и сделаю заявление, что я все это придумал". "Явку с повинной вы могли сделать раньше, _ сказала я. _ Сейчас уже поздно..."

Полученные фотороботы "вдогонку" разослали в Рязань и Уссурийск.

По проверке информации там уже работали десятки сотрудников милиции, местных управлений ФСБ, военной контрразведки. Выпускников Рязанского училища указанных лет выпуска "отслеживали" в Хабаровске, Красноярске, Новосибирске, Владивостоке. Никого похожего!

Отправили портреты "террористов" и операм райотдела ФСБ Волосовского района. Выполняя задание следователя, они прочесывали деревню за деревней, пока наконец не нашли двухэтажный частный дом, хозяином которого был человек по имени Роберт. Оказалось, что это... приятель жены Лисовского, с которой Павел Эдгардович уже давно не живет. Но никого из людей с предъявленных фотографий в этом доме и в ближайших окрестностях никто никогда не видел.

Не видели их ни нынешняя подруга Лисовского, жившая у него в квартире, ни его мать, у которой, по его словам, террористы поначалу останавливались.

Решили допросить бортпроводников, обслуживающих рейсы, на которых, по словам Лисовского, прибыли из Владивостока в Петербург "террористы". Оказалось, что в указанное им время таких рейсов просто не было. Взяли ближайшие по времени, нашли тех бортпроводников, которые их обслуживали, предъявили им на опознание фотороботы... Разумеется, ни один из показанных портретов каких-либо ассоциаций у этих людей не вызвал. Подняли корешки авиабилетов с тех рейсов _ мужчин соответствующего возраста с такими именами среди пассажиров не было...

В начале сентября Лисовский неожиданно... исчез. Ему прислали повестку _ он не пришел. Позвонили матери и сожительнице _ те сказали, что он болен. Тогда оперативники установили наблюдение за его квартирой и, увидев Павла Эдгардовича, спокойно идущего к метро, пригласили его в машину и привезли на Литейный. И здесь наконец следователь Кусливая предъявила ему официальное обвинение. И только тут впервые на вопрос, признает ли он себя виновным в заведомо ложном сообщении, он ответил положительно. Объяснение своему поступку дал простое: хотел, дескать, выделиться из своего серого окружения. Не верил, что спецслужбы все сказанное им воспримут всерьез. А они вот взяли и восприняли...

"На прощанье" следователь назначила Лисовскому психолого-психиатрическую экспертизу. Продолжалась она шесть часов. Какого-либо психического расстройства у Лисовского обнаружено не было, хотя специалисты отметили его высокий уровень притязаний, стремление производить хорошее впечатление на людей, эгоцентризм...

Дело Лисовского было передано в Петроградский районный суд. 23 августа нынешнего года он объявил приговор: Лисовский признан виновным и приговорен к наказанию в виде штрафа в 350 МРОТ. Максимальная санкция статьи 207 _ до трех лет лишения свободы. Но это в случае особо тяжких последствий. Например, остановки транспорта, предприятий, какихлибо аварий. Здесь ничего этого не было. "Просто" десятки людей по всей стране, отрываясь от реальных дел, тратили массу времени и сил на проверку заведомых нелепиц.

"Гуманизм" этот выглядит особенно странно именно сегодня, после трагических событий в США. Кстати, власти штата Нью-Йорк отреагировали на них мгновенно, ужесточив наказание за любую, даже самую минимальную причастность к теракту. В том числе 7 лет тюрьмы можно получить здесь за ложное сообщение о готовящемся акте терроризма. И только наши законодатели боятся Совета Европы, который им, как школьникам, двойку по поведению может поставить. Чем обернется завтра подобное "послушание"

_ не новой ли кровью?

"Осень вновь напомнила душе о самом главном..."

Трагическое стечение обстоятельств: наш разговор со следователем Кусливой и оперативником Андреем проходил утром того самого "черного"

вторника, потрясшего весь мир. Слова о терроризме _ уже не выдуманном, а самом что ни на есть настоящем _ зазвучали уже с новой, пронзительной силой. Эта осень, как в той известной песне, "напомнила душе о самом главном" _ о хрупкости, бесценности человеческой жизни. О том, сколь безумны, святотатственны любые попытки сделать ее разменной монетой в чьих-либо играх, какими бы высокими словами они ни прикрывались. Понимают ли те, кто эти игры затевает, что и их собственные жизни, и жизни их родных и близких так же хрупки и беззащитны, как и любые другие?

_ Я утром встал, посмотрел "Санта-Барбару". Делать было нечего.

Решил проверить, как реагируют журналисты на сообщения о терроризме...

_ откровенничал Лисовский уже после того, как признал свою ложь.

Из сообщенных им фактов не подтвердился НИ ОДИН. Но были досконально проверены ВСЕ ДО ЕДИНОГО.

А в это время где-то НАСТОЯЩИЕ террористы отрабатывали планы НАСТОЯЩИХ терактов и учились приводить в действие НАСТОЯЩИЕ взрывные устройства. А потом лилась НАСТОЯЩАЯ кровь, и горе входило в дома, и ужас поселялся на долгие месяцы в сердцах людей...

Осень, что же будет завтра с нами?

Михаил РУТМАН


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ clomid online [url=http://spyappforphones.com/]spy on a mobile phone[/url] [url=http://spyappforphones.com/]mobile spy[/url] [url=http://spyappforphones.com/]how spy on cell phone[/url] [url=http://spyappforphones.com/]spy for cell phone[/url] [url=http://spyappforphones.com/]mobile phone spy[/url] [url=http://spyappforphones.com/]how to spy on cell phone[/url] [url=http://spyappforphones.com/]how to spy on a cell phone[/url]